USD - 76.82
EUR - 89.66

Цензура в Интернете: одобрено РПЦ

Владимир Легойда считает, что введение в Интернете контроля — это «скорая помощь» в ситуации безнравственности. 

Русская православная церковь (РПЦ) считает, что ограничения в Интернете необходимы, поскольку многие сайты опасны. «Несмотря на непопулярность и обоснованные опасения по поводу образования новых инструментов контроля над контентом веб-сайтов, сложившаяся ситуация в Интернете настолько плачевна, что требует решительных мер, — заявил глава синодального Информационного отдела Владимир Легойда. — Как отец двух дочерей и человек, которому по долгу службы приходится ежедневно иметь дело с огромными (зачастую, увы,грязными) потоками информации, в том числе и из интернет-источников, я вынужден признать, что и такая оперативная мера необходима».

Такова его реакция на законопроект, который был разработан по инициативе «Лиги безопасного Интернета» и в настоящее время внесен на рассмотрение Государственной думы.

Напомним, «Лига безопасного Интернета» предложила внести поправки в ряд федеральных законов —№126 –ФЗ «О связи», №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и №436 –ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Разработчики законопроекта выступают за внедрение механизмов принудительного блокирования интернет-страниц, содержащих информацию, распространение которой на территории России запрещено.

Речь идет о блокировании доступа к сайтам, содержащим, в частности, материалы с детской порнографией, а также с информацией, пропагандирующей употребление, изготовление, сбыт наркотических средств и психотропных веществ, и другой «информации, распространение которой запрещается федеральными законами».

Представители «Лиги» хотят законодательно закрепить норму о создании в России единого реестра интернет-угроз — «черного списка» запрещенных ресурсов. По их мнению, система решения о включении интернет-ресурсов в этот список должна быть двухуровневой: материалы с детской порнографией должны включаться в него без решения суда — на основании экспертного решения специализированной некоммерческой организации, уполномоченной на ведение реестра.

А все остальные интернет-ресурсы, на которых размещается информация, распространение которой на территории России запрещено, должны включаться в «черный список» на основании решения суда.

В ст. 4 законопроекта говорится, что владельцы сайтов, хостинг-провайдеры, а также операторы связи обязаны в течение суток удалить информацию, признанную судом запрещенной к распространению. В случае отказа или бездействия владельца сайта (ст. 5) хозяйствующие субъекты, предоставляющие услуги по вычислительным мощностям для физического размещения информации, имеют право прекратить доступ пользователей сети Интернет к такому сайту.

Представитель Московского Патриархата считает, что следует расширить список оснований для попадания сайта в реестр интернет-угроз без решения суда: по его мнению, этого заслуживают ресурсы, призывающие к самоубийству.

«Естественно, нужно следить за тем, чтобы любой закон находил адекватное воплощение. К примеру, чтобы никто не стал слишком расширительно толковать понятие «информация, побуждающая детей к самоубийству или причинению вреда своему здоровью», закрывая ни в чем не повинные сайты, являющиеся на субъективный взгляд составителей реестра спорными», — сказал Легойда.

Координатор Комиссии по правовым вопросам Российской ассоциации электронных коммуникаций Ирина Левова в интервью BFM.ru отмечает «проблемные места» в законопроекте «Лиги безопасного Интернета». «Практически в каждой статье, кроме тех, которые вносят изменения в 436-ФЗ: определения, которыми предлагается дополнить ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» неточны, из предлагаемых изменений в статью 6.17 КоАП непонятно, кто же и в какой мере должен нести ответственность за неприменение мер ограничения доступа к информации. Кроме этого, процедура, описанная в «Лиговской» части законопроекта, чревата большим процентом ошибочного блокирования законопослушных ресурсов, которые расположены на одном сетевом адресе с нарушителями. В целом кажется неразумным разрабатывать, по сути, закон «Об Интернете» без экспертов от интернет-отрасли», — сетует она.

Кроме того, Владимир Легойда настаивает на введении ответственности владельцев сайтов за распространение запрещенной информации. «Многие эксперты справедливо отмечают, что ограничение доступа к ряду вредоносных сайтов — борьба не с причиной, а со следствием. Следует привлекать к ответственности владельцев сайтов с непристойным содержанием, а не попросту закрывать доступ к веб-страницам, которые могут завтра переехать на другой адрес», — подчеркнул он.

Глава синодального Информационного отдела признал, что подобные ограничения могут быть восприняты как излишний контроль и покушение на свободу слова. «Вседозволенность и хамское, а порой агрессивное поведение по отношению к ближнему недопустимы в любой сфере жизни. Почему же интернет-площадка должна быть исключением?» — привел он свои аргументы.

Напомним, в июне прошлого года РПЦ поддержала предложение Дмитрия Медведева внести поправки в законодательство, предусматривающие ответственность СМИ за публикации в Интернете, в том числе за размещение комментариев читателей. «Это правильное решение. Надо убирать с сайтов уважаемых СМИ похабщину, клевету, экстремистские высказывания, сеющие раздор и рознь», — сказал тогда Владимир Легойда (цитата по ИТАР-ТАСС). По его словам, «невыносимая легкость комментариев», которая характерна для большинства интернет-дискуссий, «действует разрушительно». Тогда он тоже призвал не считать эти меры «ужесточением цензуры или закручиванием гаек, нарушением свободы интернет-пользователей».

По мнению Ирины Левовой, усилить контроль за неправомерным контентом возможно чисто технически, не вводя настоящую цензуру в Интернете. «Баланс, безусловно, возможен, но не в таком ключе, как предложено это сделать в России или как это уже работает в Китае, — комментирует она BFM.ru. — В США, Великобритании, Японии акцент делается на саморегулирование, повышение уровня медиаграмотности родителей. Попытки возрастной маркировки интернет-страниц и фильтрации контента на уровне провайдеров эксперты признали технологически и социально неэффективной практикой».

Эксперт не исключает, что последствия введения цензуры могут быть самыми непредсказуемыми — «вплоть до снижения темпов роста информационного общества и развития инновационной экономики».

Исполнительный директор «Лиги безопасного Интернета» Денис Давыдов уверен, что разговор о цензуре неуместен. «Цензура — по Конституции — это ограничение доступа граждан к законной информации. Очевидно, что к незаконной информации государство доступ гарантировать не может и не должно, — заявил он в интервью BFM.ru. — Техническими средствами действительно можно справиться с незаконным контентом, примеров тому в мире масса».

Он понимает озабоченность РПЦ: «Уровень нравственности в обществе достаточно низкий, общество потеряло нравственные ориентиры, которые к тому же не может найти. Церковь всегда будет поддерживать инициативы, направленные на ограничение потока негативной, развратной, убийственной не только для детской, но и для взрослой психики информации. Меры должны быть решительные, с этим никто спорить не будет, но, как выражаются сами представители РПЦ, необходимо соблюсти баланс между контролем со стороны государства и общества и правами пользователей».

Директор Центра стратегических исследований Андрей Пионтковский считает, что новый законопроект и инициативы РПЦ — «это более серьёзно, чем посягательство на свободу слова».

«Это нарушение основополагающего положения Конституции РФ об отделении церкви от государства. Церковь вот таким заявлением вмешивается в самые интимные сферы государственной жизни: наказание, определение моральности. Это очень большое, к сожалению, типичное для последнего времени, расширение функций одной из конфессий, существующих в России, — говорит BFM.ru политолог. — У нас есть всенародно избранная Дума. Вопрос о том, насколько это были честные выборы, это другой вопрос. Это не относится к обсуждаемому нами сюжету. Но вот законодательство — это функция всенародно избранного законодательного органа, а не господина, который руководит информационной структурой одной из конфессий, имеющих распространение в РФ».

Источник -  http://www.bfm.ru/articles/2012/06/13/cenzura-v-internete-odobreno-rpc.html

Сегодня

    No events today...